Знаки воинской доблести

 

Нагрудный знак «Заслуженный летчик»

 

знак заслуженного летчика

 

 

14 августа 1958 года Президиум Верховного Совета СССР учредил для летчиков-испытателей и штурманов-испытателей Министерства авиационной промышленности и Министерства обороны СССР почетные звания «Заслуженный летчик-испытатель СССР» и «Заслуженный штурман-испытатель СССР».

 

Эти звания присваиваются Президиумом Верховного Совета СССР наиболее отличившимся летчикам (штурманам)-испытателям 1-го класса за многолетнюю творческую работу в области летных испытаний и исследований новой авиационной техники, существенно способствующих прогрессу отечественной авиации. Лицам, удостоенным этого звания, вручались грамота Президиума Верховного Совета СССР и нагрудный знак.

 

Нагрудный знак «Заслуженный летчик-испытатель СССР» («Заслуженный штурман-испытатель СССР») представляет собой посеребренный многоугольник шириной 27 миллиметров и высотой 23 миллиметра с выпуклой окантовкой. В верхней части знака расположена надпись: «Заслуженный летчик-испытатель» («Заслуженный штурман-испыта- тель»), а внизу — лавровая ветвь и надпись: «СССР». На посеребренной основе знака вверх по диагонали укреплено позолоченное изображение реактивного самолета.

 

Знак посредством кольца и звена соединяется с посеребренной колодкой, имеющей по бокам выемку. Внутренная часть колодки покрыта голубой муаровой лентой.

 

Человек, носивший нагрудный знак № 1 заслуженного летчика- испытателя СССР,— лауреат Государственной премии Герой Советского Союза Сергей Николаевич Анохин. С его именем связана целая эпоха в истории нашей авиации.

 

В день его семидесятипятилетия, в апреле 1985 года, корреспондент газеты «Советская Россия» задал юбиляру вопрос:

—        Сергей Николаевич, с чего началась ваша летная биография?

—        Как ни странно, с автобуса. Работал шофером, часто попадал на маршрут «Сокольники — Академия воздушного флота». Приезжал на конечную и, сколько было времени, смотрел, как с аэродромов взлетают наши первые самолеты. Потом с друзьями стали строить планер в кружке Осоавиахима, потом — планерная школа...

Это было время, когда сбывались наши мечты. Время учебы: учился летать сам, учил других, за 10 лет получил три новые профессии: летчика, планериста, парашютиста...

 

Начало 30-х годов ознаменовалось штурмом доселе невиданных скоростей полета. Ученым и конструкторам понадобилось на практике проверить правильность аэродинамических расчетов на прочность летательного аппарата. Провести рискованный эксперимент на планере «Рот-Фронт 1» конструкции О. К. Антонова взялся Анохин. Отцепив от самолета-буксировщика на высоте около двух с половиной тысяч метров свой моноплан, планерист ввел его в пикирование.

 

Когда скорость достигла 220 километров в час, возник гул, появилась сильнейшая тряска. Затем планер со страшным треском рассыпался на множество частей, Анохина выбросило из кабины. Уйдя в затяжном прыжке от обломков, он раскрыл парашют и благополучно приземлился. В результате этого смелого полета были получены ценнейшие для авиации данные.

 

В годы Великой Отечественной войны Анохину и его товарищам приходилось одновременно испытывать новые модели планеров на авиационном заводе и выполнять боевые задания по снабжению оружием, боеприпасами, медикаментами партизанских отрядов в тылу врага.

 

 В 1942 году летали почти каждую ночь в Бегомль, где базировалась бригада «Железняк», туда, где тяжелогруженые самолеты сесть не могли. У нас были настоящие асы, которые могли практически вслепую садиться на пятачки партизанских аэродромов.

Однажды Сергею Николаевичу поручили уникальное задание: вести планер в тыл противника, а затем лететь обратно, через линию фронта, с тяжело раненными партизанскими командирами. Вражеские зенитчики засекли самолет и буксируемый им планер, обстреляли их, но экипажи искусно ушли от опасности.

 

Полеты — полетами, а главной задачей оставалась испытательная работа.

Зимой 1941/42 года конструкторский коллектив Антонова, эвакуированный в Тюмень, трудился над проектом «КТ» («Крылья танка») — оснащения съемными крыльями и хвостовым оперением 6-тонного танка. Механиком-водителем и пилотом «КТ» стал Анохин, который освоил и вождение бронированной машины.

 

В 1942 году по летному полю огромный самолет ТБ-3 потащил за собой на толстом тросе лязгающий гусеницами танк, «окрыленный» плоскостями из фанеры. Опытный рейс прошел успешно от взлета до посадки, которую пилот совершил на одном из подмосковных аэродромов.

 

В послевоенный период Анохин испытывал многие машины марки «Як». В одном из испытательных полетов Сергей Николаевич покинул разваливавшийся в воздухе на куски самолет и, спускаясь с парашютом, лишился глаза. Это произошло 16 мая 1945 года. Но летчик-испытатель не оставил своего места в строю. В результате упорных тренировок ему удалось вернуться в авиацию. И после этого он выполнил целый ряд уникальных заданий, дал путевку в жизнь многим крылатым машинам.

 

Вопрос корреспондента прославленному летчику, заслуженному мастеру планерного и парашютного спорта, который последний раз взлетел на мотопланере в 1983 году:

—        Наверное, трудно забыть о чуде полета?

—        Если ты научился летать,— отвечал Анохин,— этого уже не забыть никогда. Бывает, снится, что сидишь за штурвалом, а внизу наша прекрасная земля... Небо тянет неудержимо, и потому, когда ты уже не можешь подняться ввысь сам, радостно видеть, что на наши места приходят молодые летчики, которые достойны асов старшего поколения... Счастливого им полета!

 

 

 

 Смотрите также:

 

Нагрудные знаки

Нагрудные знаки. 1 – Знак «Честному воину Карельского фронта» - награда за участие в разгроме белофиннов в конце 1921 – начале 1922 годов. 2 – Знак «За отличную рубку». 3 – Знак «Бойцу ОКДВА» - награда отличившимся при разгроме белокитайской авантюры бойцам и...

 

Как носят ордена и медали, планки и колодки наград по старшинству

Все другие нагрудные знаки и значки носятся на правой стороне груди и располагаются ниже орденов и медалей. Ордена и медали иностранных государств носятся ниже орденов и медалей СССР.