Русские поморы на Шпицбергене в 15 веке

 

Русские на Шпицбергене и Кольском полуострове

 

 

Внимательно разберем теперь фразу из письма Мюн цера, в которой он говорит о московитах, живущих на Груланде:

 

«Тебя уже восхваляют, как великого государя, немцы, итальянцы, руссы (rutanos), поляки (apolonios), скифы и те, которые живут под суровой (seca) звездой арктического полюса, так же как [восхваляют] и великого герцога (du- que) Московии, ибо немного лет тому назад под суровостью сказанной звезды недавно открыт (novamente sabida) большой остров Груланда, берег которого тянется на 300 легуа и на котором находится ве личайшее поселение людей под сказанным господством сказанного сеньора герцога».

Предлагаемый нами перевод этой фразы сделан с португальского перевода (который только и имеется в нашем распоряжении, так как латинский оригинал этой части письма дс нас не дошел). Он требует некоторых объяснений.

 

Слово principe мы переводим как «государь», следуя А. М. Малеину в его переводе путешествия Герберштейна (1908). Слово rutanos можно перевести как «руссы», опираясь на сообщение Герберштейна: «называемые на их народном языке руссами, а по-латыни ритенами» (Гербер- штейн, 1908). Наиболее труден перевод слова apolonios: во всех переводах Письма Мюнцера (английских, немецких, французских) слово это переведено как «поляки». В. Шиш- марев. чей перевод этой фразы помещен в статье П. А. Фрумкина (1957), соединяет это слово со следующим и дает такое толкование: «аполлоновы скифы (?), те, что живут под суровой звездой арктического полюса» (вопросительный знак в оригинале).

 

Предлагаемый В. Шишмаревым перевод не кажется мне удачным. Конечно, не имея подлинного португальского текста или его факсимиле, нельзя категорически утверждать, что запятая, поставленная после apolonios, есть и в оригинале, однако отнесение этого народа вместе со следующим «scithos» к тем, что живут под суровой звездой арктического полюса, явно неправи \ьно в португа льскол) тексте сказано: е os que («и те, которые»). Название «аполлоно- вы скифы» мы не находим у Геродота; известен правда, древний город Apolonia на западном берегу Черного моря, в северо-восточной Фракии (современный Созопо\) при- б лизительно в 300 км к югу от Дл ная. Эта область не входи va в Скифию, так как по Геродоту «старая Скифия» начиналась к северу от Дуная (Ельницкий, 1961).

 

Существует еще легенда о гом, что Аполлон побывал у гиперборейцев и перенес оттуда в Грецию налки, поэзию и музыку. Об этом в конце XVIII в. В. Капнист написал специальную работу, в которой доказывал, что гиперборе- ане живут за Уралом и там — родина Аполлона. По Стра- бону же, гиперборе;-не — одна из трех групп скифов (кроме них— арил!аспы и сарматы).

 

Но это очень недостаточное основание, чтобы вводить в наш текст «аполлоновы скифы». Поэтому пока лучше придерживаться традиционного перевода «поляки», считая, что буква а — описка португальского текста. На картах XV в., и в частности на карте Мюнцера, Польша пишется «Polonia».

 

Для слова «скифы» в этом тексте можно приьять объяснения, которые дает Павел Иовий Новокомский в книге о московском посольстве. В ней упоминаются «скифы, ныне именуемые татарами».

 

Обозначение «народы, живущие под Полярной звездой» применялось в XIV—XV вв. к странам, лежащим к северо востоку от Скандинавии.

 

Вызывает удивление указанная Мюнцером большая длина побережья острова Груланда: 300 легуа или лиг. Лига имела различную длину в различное время и в различных странах. По Морисону, испанская и португальская лига в XVI в. равнялась 5926 м. Фонтоура да Коста выяснил, что в 1480 г. португальская лига имела длину в 5920 ч. Поэтому можно считать, что длина побережья Шпицбергена (исходя из указаний Мюнцера) около 1800 км. Эта величина для самого большого острова архипелага Шпицберген, длина которого по меридиану около 400 км. кажется чрезмерной, но если обратить внимание, что Мюнцер говорит о длине береговой линии, то с учетом большого количества фьордов цифра эта оказывается близкой к действительности.

 

Хенниг, пытаясь объяснить, почьчу Мюнцер отнес остроЕ руланд к владениям московского герцога, приводит предположение, что он спутал эскимосов с карелами, подданными Московии (Hennig, 1956). Такую же ошибку совершил и историк Харриссе (Harrisse, 1892). Но это объяснение чересчур искусственно. Во-первых, в XV в. эскимосов не знали; во-вторых, скрелинги, которых норманны встретили в XII—XIII вв. в северной части Гренландии,дыли основате \ьно забыты к этому времени.

 

Что касается карелов, то их земли помета шсь на картах XV—XVI вв. обычно восточнее, на Ко льском полуострове или в Финляндии, а в северо-западной части Скандинавии указывались лаппы (лапландцы — Лапландия в разных написаниях), «Дикая Лапландия» («Дикая Лоль» в Новгородской летописи) и ее искажение —Пилаппенланд. Правда, на второй карте К. Клавуса на Гренландии написано: «Карелы неверные» (Kareli infideles), но вряд ли этот единичный факт может послужить причиной смешения владений Ивана Ш с землей эскимосов. Тут же Хен- ниг делает крупнейшую ошибку, утверждая, что Мюнцер считал Гренландию полуостровом (на который переселились карелы — эскимосы), в то время как в письме Мюнцера ясно указан остров. Все это убеждает нас в шаткости гипотезы Хеннига.

 

Главное, что нас интересует в письме Мюнцера,— название острова, где находится поселение московитов,— Груланда. Как мы видели, зарубежные комментаторы неизменно относят письмо Мюнцера к Гренландии и притом весьма точно определяют, что это — первое сообщение об экспедиции 1476 г. Такое утверждение не имеет под собой никакого серьезного основания. Никаких сведений об экспедиции 1476 г., кроме того, что она дошла до Гренландии, нет. Отсутствуют и какие-либо точные данные о ее составе. Спорно, что Пининг и Потхорст принимали участие именно в этой экспедиции; участие лоцмана Сколвуса также весьма сомнительно. Нет никаких данных о каком- либо поселении на берегах Гренландии, о котором сообщили участники экспедиции.

Таким образом, отнесение вполне точного и реального сообщения Мюнцера к сомнительной экспедиции 1476 г. является более чем странным. И особенно странно, что на этом настаивают несколько историков (Ravenstein, 1908; Holland, 1956; Henning, 1956).

Нам остается доказать, что название «Груланда» относится не к Гренландии, а к Шпицбергену.

 

К сожалению, доку ментально мы не можем установить, как называли в XV в. русские поморы Шпицберген — письменные свидетельства этого отсутствуют. Но есть традиция, которая устанавливается документами XVIII и XIX вв.: русские всегда называли Шпицберген Груланд или Грумант. М. И, Белов (1956) обнарлжил в архивах несколько документов начала XVIII в. не только с этими названиями, но также и с другими варианталш: Грундан, Грунт, Грунт Ландия, Грунтланд, Груландская земля. У Н Н. Злоова указывается еще Грунланд (1954). Став- ницер (1948) приводит донесение помора Амоса Корнилова 1747 г. о прол1ыслах на II пицбергене, который он называет Груландия, Грунланд, Груланд. Еше Б 1871 г. Антон Старостин, последний помор, плававший на Шпицберген в XIX в., в заявлении на имя императора Александра II о предоставлении в его распоряжение одного из островов Шпицбергена, писал о Груманте и Грумантских островах как синониме Шпицбергена. Стэвницер указывает еще вариант: Грунант.

 

Мы можем смело утверждать, что и в предшествующие столетия русские поморы называли L 'пицберген этим же именем. Несомненно, зная от норвежцев, с которыми они встречались во время плаваний, о Гренландии, они отнесли это название, несколько исказив его, к известному им уже давно Шпицбергенскому архипелагу. Промышленники, плававшие на Шпицберген для зимовок и добычи морского зверя, о \еней, песцов, белых медведей и лисиц, называли себя в XVIII—XIX вв. груманланами.

 

Но название ренландии и в западноевропейских картах и в литературе вплоть до XIX в. присваивалось нередко Шпицбергену наравне с его собственным названием.

Голландцы, первые из европейцев побывавшие в 1956 г. во главе с Баренцем на Шпицбергене, предполагали, что они вновь открыли Гренландию. Хотя они на карте 1598 г. дали открытой ими стране название «Новая страна», на титл льном листе книги Де-Фсра, опубликованной в том же году, о ней говорится как о стране, «которую они считают Гренландией и в которой никто никогда не бывал». В тексте также пишется, что новооткрытую страну они считают Гренландией (Де-Фер, 1936).

 

В 1919 г в Гааге была выпущена книга Ф. Видера (Wieder, 1919), в которой дан обзор картографии Шпицбергена с 1596 по I829 г. с копиями важнейших карт. На ряде карт мы видим на Шпицбергене надпись «Гренландия» в нескольких различных транскрипциях. Приведем фамилии авторов и год издания этих карт: Эдж, 1625; Фокс, 1635; Дудлей, 1646; Мейер, 1653; Селлер, 1671; Питт, 1о80; Молл, 1716; Маунт и Пейдж 1716; Торнтон, 1716; Молл (без года, между 1727 и 1760 г.); Скоресби, 1820, а также в книге «Английский пилот» (1716 г.).

 

Интересно, что на карте Скоресби на Шпицбергене написано: «Восточная Гренландия».

Но этот список, составленный мною по Видеру, еще не полон. Мне удалось обнаружить в «Малом атласе» Мерка- тора и Гондта ( I628 г.) надпись: GrenLant at Spitzbergen. Несомненно, что, кроме этих 14 карт при тщательных поисках, можно будет найти еще несколько с надписью «Гренландия» на Шпицбергене. Но „се же большинство карт имеет правильную надпись: Шпицб зген. Вг рвы.е это название появляется на карте мира Герита в 1612 г. (VWeder, 1919).

 

Следует отметить, что на карте 1598 г. экспедиции ; л- ренца Шпицберген лежит у восточного конца длинной и непрерывной береговой полосы Гренландии и отделен от нее лишь небольшим промежутком. Такая рисовка сохраняется на нескольких ранних картах.

Пингель (1845) в статье, к которой мы вернемся ниже, пишет, что у китобоев и тюленебоев еще в его время Шпицберген назывался Гренландией, а настоящая Гренландия носила имя пролива Дениса (Strat-Davis).

 

Таким образом, со времени вторичного открытия голландцами и до середины XIX в. название «Гренландия» применялось к Шпицбергену как на картах, так и у населения Севера Европы. Полное отделение этих двух островов в сознании северян произошло только в XIX в.

 

Но мы можем найти свидетельство и более раннего применения названия (Гренландия к Шпицбергену. Пингель в 1845 г. опубликовал в исторических материалах о Гренландии, издававшихся в Копенгагене, пись wo датского короля Фредерика II Людвигу Мунку. Это письмо, датировано 11 марта 1576 г., настолько важно для нашей цели, что следует привести его полный перевод.

 

«Людвигу Мунку об одном русском, который посещает Гренландию, как следует далее (ut seqi itur). Фредерик.

 

Известно нам стало из твоего сообщения, что прошлым летом несколько тронтгеймских бюргеров вступили в Вар- дё (Wardoer) в сношения с одним русским кормщиком Павлом Никичем (en Rydtske Styrremand ved Naffen Paulus Nichetz), жив) щем в Мальмусе (Mallues) и обыкновенно ежегодно около Варфолочеева дня плавающим в 1 ренлан- дию (Gronlandt), который уведомил их. что ес\и за его труды ему дадут некоторое вознаграждение, он, пожалуй, сообщит им данные об этой земле и проведет туда их суда.

 

Поэтому прошу тебя узнать, какие издержки потребуются для исследования вышеназванной зем\и, и рядом с этим сообщить, найдутся ли в Тронтгейме бюргеры, которые бы пожелали отдать пид фрахт для этого [путешествия] свои суда, как ты сообщал далее. Ибо мы всемилостивейше согласны, каковы бы ни оказались издержки при такого рода [предприятий] для исследования вышеназванной яемли, принять с удовольствием их на себя и уплатить. И нам угодно поручить тебе сторговаться с вышеназванным русским кормщиком, чтобы он предоставил себя в распоряжение для такого рода предприятия, а равно условиться с несколькими бюргерами из Тронтгейма, чтобы они предоставили свои суда для этого, так, чтобы это путешествие могло состояться в текущую осень.

Фредерик. 11 марта 1576 г.»

Адресат — Людвиг Мунк, статгальтер Норвегии, был в Тронтгейме с 1574 по 1578 г. Так указано в «Северном биографическом лексиконе» 1940.

 

В 1901 г. А. М. Филиппов опубликовал русский перевод письма, снабдив его краткими комментариями, в которых повторил аргументацию Пингеля. Новым в эгон публикации явилось лишь предположение Филиппова, что имя Никич соответствует русскому Никитич (Филиппов, 1901). Мы привели русский текст письма в переводе Филиппова. Прозвище Никич приведено в транскрипции И. М Дьяконова

 

После статьи Филиппова письмо Фредерика II не раз цитировалось в русской литературе о Севере как доказательство постоянных плаваний поморов на Шпицберген ранее 1576 г. Но зарубежные авторы до сих пор не обращают никакого внимания на это письмо.

В. В. Мавродин (1954) в книге о русских полярных плаваниях пытался доказать, что Павел Никич плавал действительно в Гренландию, а не на Шпицберген. Однако это предположение, отвергнутое уже более ста лет тому назад Пингелем, мало вероятно. Дело в том, что в письме Фредерика II указано: Никич совершает свои плавания ежегодно.

 

Несомненно, целью его плаваний была охота, главным образом на морского зверя. На берегах Шпицбергена есть превосходные базы для охоты на оленей и песцов и на морских млекопитающих. Берега же Восточной Гренландии ограждены широкой полосой быстро дрейфующих льдов и мало доступны В XV в. такое трудное для охоты побережье не могло ежегодно привлекать поморов из далекого Архангельска при наличии более удобного и близкого Шпицбергена.

Серьезные материалы для решения вопроса о древних поселениях русских на Шпицбергене могли бы дать археологические раскопки. К сожалению, систематические работы в этом направлении начаты скандинавскими учеными лишь в 1955 г. (Шаскольский, 1958) и пока открыты только русские поселения XVIII в.

Других достоверных сведений о плаваниях русских к берегам Шпицбергена до открытия его голландцами на м не известно.

 

Древняя русская рукопись, опубликованная К. С. Ба- дигиным и содержащая сообщения о плаваниях Амоса Коровинича в XIII в. в Карское и Ба лтпиское моря, оказалась грубой фа льснфнкациеп (Мавродин, 1958).

 

В письме Фредерика II о.иечаются два важных факта. Во-первых, за 20 лег до открытия голландцами Шпицбергена т\да плава \н русские, которые совершали ежегодные поездки для промысла морского зверя. Во-вторых, Шпицберген у жителей Северной Норвегии носи \ тогда название Гренландии. Следует отметить попутно, что один из спутников Баренца, Телнис Клаас, сообщил о находке экипажем Баренца у берегов Шпицбергена обезглавленных люржей, а также нескольких убитых китов — очевидно, результаты охоты русских (Wiecler, 1919).

 

Есть еше одно интересное сообщение, относящееся к первой половине XVI в. Герберштейн в своей известной книге «Записки о московитских делах» пишет, что за поясом мира, т. е. Рифейскими или Гиперборейскими горами древних, находится страна Энгронеланд. Горы «покрыты постояннылш снегами и льдом и перелти через них не легко, то по этон причине область Энгронеланд совершенно неизвестна» И дальше, говоря о стране Энгронеланд, автор указывает, что она находится за Печорой и Обью. Сообщение это очень странное, так как известно, что Энгронеланд— одно из широко употреблявшихся в XV и XVI вв. названи ' Гренландии. Здесь как будто название это применено к Новой Зем ле.

 

Но в немецком издании (1557 г.) этой книги (перевод сделан самим Герберштейном он же написал к нему рят, дополнении) мы находим совсем другие сведения. Так, в рассказе о стране Энгронеланд Герберштейн ,обавляет: «Я только слышал про это от одного лица, но не видел никого, кто побывал бы в топ земле» . Во второлг дополнении он дает совершенно другое описание положения Энгронеланд: «Энгронеланд расположена к северу против шведских и норвежских зеляель, но ни туда, ни оттуда не ездят через море из-за бурных ветров и льда. Над страною высятся горы, покрытые вечным льдол1 и снегом, так что никто не смеет переправиться через них и таким образом жители остаются отрезанными от сообщества людей. Готс- шальх Розенкрантц, сын коро ля Хри терна (который умер при дворе цесаря Карча), бывший канцлер, говорил мне, как на нашей памяти некоторые лица отважились отправиться туда и хотя они наполовину погибли от кораблекрушения, оставшиеся все же дерзнули поехать в эту страну, но, кроме одного, погибли во льду и снеге».

 

Герберштейн был в Дании в 1516 г. в качестве посла к королю Кристиану II. Но, судя по тексту, он мог встретиться с Розенкрантцем и позже, при дворе Карла V, императора Римской империл, куда Кристиан II бежал вместе с некоторыми своими приближенными после свержения его Густавом Вазой в 1523 г.

 

B.        В. Мавродин (1954) 'полагает, что у Герберштейна под названием «Энгронеланд» может подразумеваться как Шпицберген, так и Гренландия. Текст Герберштейна не позволяет решить этот вопрос, но следует помнить, что в XVI в. Гренландия была совсем забыта.

 

Точно установить время начала плавания русских к Шпщбергену мы не можем. Документальные сведения по этому вопросу относятся лишь к началу XVIII в. В упомянутой выше записке Антона Старостина говорится, что его предки плавали на Шпицберген еще до основания Соловецкого монастыря, т. е. до 1435 г. (1425 г. по М. И. Белову), но это заявление основано на преданиях.

 

Пришедшие в середине XVI в. к северным берегам России иностранцы увидели здесь многочисленные поселения поморов. Английский капитан Барро в 1556 г. встречал на Мурмане и вблизи Новой Земли русские промысловые суда. Барро пишет, что «русские были смелыми и хорошими мореходами и суда их шли быстрее английских». К концу XVI в. на Мурманском побережье, по иностранным данным, участвовали в морских промыслах до 7500 русских судов и свыше 30 ООО русских промышленников (Ставницер, 1948).

C.        Ф. Платонов (1922) сообщал, что, по преданиям, Пе- ченгский монастырь был основан игуменом Трифоном в 1533 г., а в 1562—1564 гг. сам Трифон на монастырских ладьях приходил с монахами в датскую крепость Вардегуз для продажи датчанам и норвежцам рыбы, рыбьего жира и других продуктов морского промысла. В русских писцовых книгах указывается, что в 1608 г. на мурманском береге находилось 46 становищ (Ставницер, 1948).

 

По другим сведениям из русских источников, в 1574 г. в Ко льском посаде было 87 дворов. «И та зем ля лопская искони вечная наша вотчина». «Дикая Лопь» Кандалаш- ской губы окрешена в 1326 г., когда там была поставлена русская церковь (Тихомиров, 1962).

 

В статье И. П. Шаскольского о возникновении Ко лы подчеркивается, что последняя основана не в 1264 г., как предполагали некоторые историки, а на 300 лет позже. Однако русские плавали вдоль берегов Кольского полуострова уже около 1200 г.

В 1216 г. даньщик Семен Петриловиц собирал дань с саамов Кольского полуострова (Терская волость Новгорода) — об этом свидетельствует Новгородская летопись. Вероятно, освоение Кольского побережья началось еще в середине XII в., а может быть, и гораздо раньше. Но плавания XII—XIV вв. не сопровождались заселением — русские приходили из Подвинья то лько на лето. Постоянные поселения русских на южном берегу Кольского полуострова возникли Е XV в., а на Мурманскол!— с 30-х годов XVI ,в. (с основания Печенгского монастыря) (Шасколь- ский, 1962).

 

Все это говорит о том, что в XVI в. русские З'же хорошо освоили северное побережье Кольского полуострова, имели здесь много поселений, совершали многочисленные ежегодные плавания.

 

Многие исследователи Севера считают, что уже в XII—• XIII вв. поморы ходили на Шпицберген (Ставницер, 1948). Это предположение основано на обших соображениях о выходе русских на просторы Баренцева моря для промысла морского зверя. И хотя оно опирается на достаточно серьезные факты и может считаться весьма вероятным, все же нельзя пользоваться им, чтобы определить время появления первых русских мореплавателей на Шпицбергене с точностью хотя бы до столетия.

 

Безусловно одно: русские промышляли на Шпицбергене значительно раньше, чем было написано письмо Фредерика II (1576 г.), и что они называли этот архипелаг Грумант или Груланд Поэтому свидетельство Мюнцера, что в 1493 г. Ивану III подчинялось большое поселение на острове Груланда, можно безусловно отнести к поселкам русских промышленников на Шпицбергене.

 

В заключение этой главы уместно остановиться на одном драматическом эпизоде, который внезапно прервал мои работы над письмом Мюнцера. Я уже занимался этой темой в течение нескольких месяцев, когда в начале весны 1958 г. увидел в очередном апрельском номере «Советской этнографии» статью И П. Шаско\ьского о результатах раскопок скандинавской экспедиции 1955 г. на Шпицбергене. Археологи экспедиции обнаружили на Шпицбергене русское становище конца XVIII в. Но не это интересное сообщение привлекло в тот момент мое внимание: в сноске к первым строкам автор сообща что П. Фрумкин в «Летописи Севера», вышедшей в 1957 г., выдвинул гипотезу о том, «что существует письменное известие об открытии Шпицбергена за 100 лет до Баренца». Шаскольский сомневался в правильности этой гипотезы и относил сообщенный автором факт к Новой Земле (Шаскольский, 1958). Необходимо было немедленно ознакомиться со статьей Фоумкина: дата «100 лет до Баренца» слишком близка была к письму Мюнцера!

 

 

 

 Смотрите также:

 

Российские полярные робинзоны. Путешествия моряков.

Летом 1749 г. небольшое судно с русскими поморами возвращалось домой. от берегов Груманта, как тогда русские называли архипелаг Шпицберген. Кормчий вел судно "на веру", только изредка сверяясь с самодельным.

 

Почти погибшая экспедиция Баренца. Подводная археология

водительством Виллоуби, два погибли у берегов Кольского полуострова, а.
они встретили поморов, русских промышленников, активно осваивавших.
экспансия норвежских промышленников на Шпицберген и Новую Землю во.

 

Что такое Арктика – научные исследования Арктики- характерные...

В XVI в. поморы уже ходили к острову Шпицберген и зимовали там.
В 1899 г. по проекту знаменитого русского мореплавателя адмирала С. О. Макарова построен
освоение Советской Арктики, начатое в 30-е годы, когда возникли комбинат «Апатит» на Кольском полуострове, а...

 

Кола объявлена городом Кольский уезд...

Первое русское поселение Кола упоминается уже в 1264 г. Не ранее конца XV в., появились поселения на южном и восточном берегу Кольского полуострова (Порья Губа, Поной и др.).

 

Изменение климата в историческую эпоху. Отступление ледников...

По одним данным предполагается, что они достигали устья р. Поной на Кольском полуострове, а по другим — Северной Двины.
В Альпах ледники отступили на 1000—1500 м. Отступают ледники в Норвегии, Швеции, Исландии, Гренландии и на Шпицбергене.