Русские поморы на Шпицбергене в 15 веке

 

Карта Скандинавии Олауса Магнуса. Карты Клавдия Клавуса

 

 

Источником этой своеобразной транскрипции, вероятно, является карта Скандинавии (Carta Marina) шведского епископа Олауса Магнуса, напечатанная в 1539 г. в той же Венеции; на ней Гренландия названа Gruntlandia.

 

Олаус Магнус жил в Германии и, конечно, был знаком с широко распространенной тогда «Хроникой» Шеделя; он мог заимствовать с карты Мюнцера транскрипцию с буквой и.

Историк гренландской картографии Бьернбо также полагает, что такая транскрипция карты Олауса Магнуса связаиа с картой Мюнцера (Bjornbo, 1912). Что касается появления буквы t, которая типична для всей группы, то биограф Олауса Магнуса, Алениус считает это результатом осмысления названия Гренландия: вместо первичного норманского «Зеленая страна» Олаус Магнус, по его мнению, принял «Страна, покрытая грунтом (землей) или песком».

 

Интересно отметить, что в русских названиях мы находим варианты с той же буквой (Грунт, Грундланд)- И все же гипотеза Алениуса весьма шатка.

 

Вне венецианской группы букву f на других картах я обнаружил только в двух случаях- Groestlandia— на глобусе Ульпиуса, изготовленном в Риме в 1542 г., и Grot- land— на карте мира Фаусто Ругези (Рим, 1)97 г.). Генезис этих названии совсем другой.

С венецианской группой, вероятно, связан и морской атлас итальянского происхождения (после 1544 г.), хранящийся в Оксфорде (Bjornbo, 1912). На одной из карт этого атласа Гренландия в разных ее частях носит названия Grutlandia и Grulanda. Нужно заметить, что Венеция в XV—XVI вв. была главным пунктом, через который проникали за границу сведения о португалы ких путешествиях.

 

Из тех карт, копии которых мне удалось видеть, только для «золоченого глобуса», хранящегося в Нанси, трудно установить источник транскрипции имеющегося на нем сокращенного названия Grunl. Оно стоит на побережье Гренландии рядом с надписью Engeron (т. е. Engrone- land). Но, по мнению Бьёрнбо (Bjornbo, 1912), изображения на этом глобусе похожи на изображение карты мира Каспара Воппеля 1545 г. Тот же Бьёрнбо указывает, что карта Олауса Магнуса повлияла на рисовку глобуса Воппеля 1543 г. В таком случае источником транскрипции на глобусе Нанси также может быть карта Олауса Магнуса и карта Мюнцера в «Хронике».

 

Наконец, вероятно, к этой же группе венецианских карт, связанных с картой Олауса Магнуса, надо отнести и глобус 1570 г. миланца Франциска Бассуса (Franciscus Bassus, Mediolanensis), хранящийся в Университетской библиотеке в Турине. Гренландия на нем примыкает с севера к Terra de Labrador и называется Grulandia.

 

Отсутствие буквы / делает в последних двух случаях этот вывод не вполне безусловным. Но все же здесь следует признать несомненное влияние венецианской группы карт.

 

Конечно, картографический материал, который здесь предлагается для решения вопроса о транскрипции названия Гренландии, не исчерпывающий: я, несомненно, не мог просмотреть всех карт этого времени, всех тех, которые не воспроизведены в сводных атласах. Чтобы ознакомиться со всеми картами, необходимо было бы посетить важнейшие собрания карт Западной Европы. Но все же те результаты, к которым я пришел, достаточно убедительны, так как они основаны на просмотре очень большого материала.

 

Можно считать безусловно установленным путем сравнения карт:

1)        название Гренландии с буквой и (лат.), свойственное русскому произношению (Грумант, Груланд), встречается на очень немногих картах;

2)        группа карт с названием «Груланда» (португальские и дьеппские) связывается с письмом Мюнцера (Груланда);

3)        группа венецианских карт с названием «Грутлан- диа» связана через карту Олауса Магнуса («Грунтлан- диа») с картой Германии Мюнцера («Грунланд»);

4)        источник транскрипции названий Гренландии во всех этих картах — услышанное Мюнцером от русских название «Грулаид» (которое они относили к Шпицбергену).

 

Происхождение названия Engroneland (Энгронеланд), которое встречается на некоторых картах Гренландии этого периода, довольно любопытно. Оно, как мы видели, упоминается и Герберштейном, причем все четыре раза, когда он им пользуется, применяется разная транскрипция. На картах транскрипция этого названия также неустойчива -— я насчитал до десятка вариантов, и еще ряд вариантов мы найдем в текстах.

 

По мнению Нансена (Nansen, 1911), название это ведет свое происхождение от имени одной из рек в южной части * ренландии, носящей на карте Клавдия Клавуса датское название «Еуп Gronelandsz аа», т. е. «Гренландская река». Затем оно перешло на ряд карт, в которых была заимствована рисовка Клавуса. Его исказили, и оно превратилось в назрание всей Гренландии. При этом в некоторых случаях произошла путаница с Angermanland — названием про- винци в Швеции, которое происходит от имени большой реки Angerman (Онгерман), впадающей в Ботнический залив. Поэтому надпись «Энгронеланд» ставили то на 1 ренландии, то на полуострове, отходящем от России к северу от Скандинавии, а иногда даже и на самой Скандинавии. Иногда название это появлялось на восточной части Гренландии, а настоящее имя последней — на западной.

 

Названия на карте Клавдия Клавуса вообще весьма своеобразны, и на них стоит несколько остановиться. Датчанин Клавдий Клауссоч Шварт, принявший латинизированное имя Клавдий Клавус (иногда Клавдий Нигер), родился в 1388 г. Во время своего пребывания в Италии с 1424 по 1427 г. он составил две карты северных стран, на которые впервые нанес Грен лан дию. В карте на очертания с) ши. взятые у Марино или Птоломея, были впервые нанесены на рамке градусы широты и долготы, и, таким образом, положено начало научной картографии и землеописанию.

 

Копию первой карты Клавуса нашли в 1835 г. в Нанси, переплетенную вместе с «географией» Птоломея, которая принадлежала французскому кардиналу ©иластре, умершему в 1428 г. Вторая карта (копия картографа Николая Германуса) была найдена в 1889 г. в Варшаве Ь орден- шельдом. Текст к ней обнаружил в 1900 г. в Вене Бьёрнбо в одной средневековой рукописи. Вторая карта заключала большое количестве ьадписен, в то время как в i ервой их мало. Бьёрнбо и Петерсен (Bjornbo, Petersen, 1904) изучили ее. обнаружив при этом ряд интереснейших подробностей.

Клавус в гех местах карты, где названия были ему неизвестны, довольно свободно создавал новые. Он использовал иногда латинские порядковые чисмтельные для обозначения бухт на берегах Северного моря и в Швеции применил для рек датские числительные.

 

На острове Готланде и в Норвегии д ля мысов и рек Клавус воспользовался бессмысленными словами, по-видимому, детской считалки того времени: энарене, апокане, уиту. вульту, сег, сарлекрог и т. д.

 

В Исландии мысам и рекам он дал названия рунических букв

Но потрясающих высот творческая фантазия Клавуса достигла на берегах Гренландии! Бьёрнбо и Петерсен установили, что если читать подряд все датские названия рек и мысов с севера на юг по восточному побережью Гренландии и затем на север — по западному, то получится песенка: «Живет человек secundum (второй) на Гренландской реке, его можно назвать Спилдебед, у него больше вшивых шкур (?), чем жирного сала. С севера он торопится теперь на песок (?)» Карл Ауберт установил, что эта песенка близка до сих пор еще бытующей в Дании народной песенке о короле-музыканте: «Там жил великан в Хельсинборге, его можно назвать коро'ь-музыкант, у него, наверно, больше серебра в сокровищнице, чем у других жирного са \а» и т. д

 

В течение четырех с половиной веков многие ученые ломали себе голову, пытаясь объяснить названия, придуманные Клавусом, и перешедшие в последующие карты. Шутка, продолжающаяся почти полтысячелетия!

 

В начале этой песенки мы найдем и «Гренландскую реку» — название, которому посчастливилось больше, чем другим: им обознача \и всю ренландию!

 

Но большая заслуга Клавдия Клавуса в том, что на своей карте он впервые да\ изображение Гренландии, причем она имела форму, близкую к действительной, и была расположена на нужном месте: к северо-западу от Исландии.

 

О картах Клавдия Клавуса велись споры: одни исследователи (Bjornbo, 1904, 1912 и др.) утверждали, что эти карты основаны на подлинных материалах, известных тогда в скандинавских странах. Другие (Nansen, 1911) полагали что большая часть карты заключает переработанные элементы более древних карт, в особенности классической «Географии» Птоломея и «Медицейского атласа». Но, как мне кажется, западное положение Гренландии указывает на сведения, полученные из норвежско-исландских источников.

 

Положение Гренландии на картах XV и начала XVI в. весьма различно. На одной группе карт она изображается как очень длинный, огролшый полуостров, вытянутый от северо-западного конца Е зропы и идущий далеко на запад, загибаясь к югу, за Исландию. Иногда полуостров начинается даже от северного побережья Азии. В других случаях это узкий или квадратный короткий полуостров, не превосходящий по д лине Скандинавию и так же, как последняя, отходящий от северо-западного угла Европы. Иногда Гренландия имеет внд длинного острова, лежащего к северу или к северо-западу от Скандинавии.

 

Всю сложную историю картографического изображения Гренландии подробно изложил Бьёрнбо (Bjornbo, 1912) в первом томе монографии, вышедшей уже после его смерти. Он успел дать в ней описание карт до 1576 г. Очень много материала о картографии Гренландии содержит и двухтомная монография Ф. Нансена (Nansen, 1911). В больших работах о картографии Северной Ал1ерики мы также найдем интересные данные (Harrisse, 1b92), касающиеся этого вопроса. Из более мелких статей следует отметить недавно появившийся обзор изменения начертания Гренландии по картам XIV—XVI вв. (|р 1532 г. включительно), написанный Винтером (Winter, 1955).

 

Карта Клавуса оказала большое влияние на картографию XV в. Ее не раз использовали для построения новых карт, копировали, переделывали по ней карты Птоломея. Однако во второй половине века она претерпела существенные изменения в руках картографа Николая Германуса.

 

В первых двух вариантах своих карт (около 1466— 1467 гг.) он сохранил рисовку второго варианта карты Клавуса. Но в 146е? г. Германус изготовил совершенно другую карту, которую польстил в атласа* 1482 и 1486 гг. На новой карте Гренландия уже резко сокращена и представляет теперь широкий и короткий полуостров с узким перешейкол!, соединяющим ее с Россией. Он расположен к северу от Скандинавии и заходит на запад меньше, чем последняя.

 

Л. Багров пытался объяснить это внезапное изменение положения Гренландии тем, что Г'ерманус ознакомился с замечаниями, которые сделал кардинал Филластре, владелец одной из копий карты Клавуса, в своем экземпляре «Географии» Птоломея, включаюшей эту карту. Филластре был удивлен, почему Гренландия, т. е. «Зеленая земля», помещена у Клавуса севернее, чем «Исландия», т. е. «Ледяная земля». Ф" * ластре считал, что Исландия п элжна лежать севернее (Bagrow, 1951). Филласгре умер в 1428 г. Принадлежавшая же ему «География» Птолол1ея находилась вс Франции, где Филластре был папским легатом. Поэтому удивительно: как в 1468 г. Германус мог ознакомиться с этим атласом

 

Креме того, на карте Германуса 1482 —1486 гг. Гренландия находится в общем на той же широте, что и Исландия, а северная ее часть' расположена ближе к полюсу!

Нансен, также отмечающий это резкое изменение положения Гренландии у Германуса, не находит эгому причин. Однако он указывает, что подобным образом Скандинавия и Гренландия изображались уже в «Генуэзском атласе» 1447 г. (или 1457 г.) (Nansen, 1911).

Следовательно, причины возникновения новой рисовки Гренландии у Германуса пока очень спорны. Но можно предложить еще одно объяснение.

 

Как известно, морские плавания из Норвегии в Исландию, в XIV в. замиравшие, в 1410 г. совсем прекратились. Сведения о Гренландии, имевшиеся в исландских сагах и в некоторых других, столь же малоизвестных источниках, забывались, и во второй половине XV в. положение Гренландии, указанное Клавусом, казалось странным. Италию в это время стали посещать русские. В 1439—1442 гг. русское духовенство присутствовало на ф/орентийском соборе С 1441 до 1462 г. в разных городах Италии жил бывший киевский митрополит, византийский грек Исидор. Наконец, с 1468 по 1499 г. продолжались частые посольства Ивана III в Италию. Через этих послов и сопровождавших их лиц, а также через русских, приезжающих в Италию, сведения о близком к России положении Гренландии могли проникнуть в круги итальянских географов

 

Но и это предположение очень спорно, хотя и логичнее гипотезы Багрова. Во всяком случае его можно принять в качестве одной из возможных рабочих гипотез.

Из других картографических проблем, которые связываются со сведениями из России, отметим еще появление на изданных в Венеции картах Гастальди 1546 г. и Фурлани 1565 г. Гренландии в виде острова, отщепленного от полярного материка предшествовавших карт, и спускающе гося к Европе. Эту рисовку можно объяснить рассказами Дмитрия Герасимова, известного знатока Севера. В 1525 г. он являлся русским послом в Риме, где встречался с Пао- ло Джовио. Герасимов рассказывал ему о России, о своем проекте плавания в Китай к северу от Азии, показыва v карту. На основании сообщений Герасимова Джовио составил описание и карту. Карта не вошла в книгу Джовио, но была испо чьзована картографом Баттиста Аньезе для нескольких рукописных атласов Гастальди взял ее для своего издания 1548 г. «Географии» Птоломея. Несомненно, мы можем считать рассказы Д. Герасимова достоверным источником новых сведен,ш, полученных в Западной Европе о Севере России. Но, к сожалению, не можем доказать. что он говорил также и о Шпицбергене.

 

Можно было бы увеличить количество примеров по картографии XV—XVI вв., в которых то или иное изображение северных стран связывается со сведениями, полученными от русских. Однако все эти примеры страдают одним общим недостатком: неполной убедительностью и неточностью доказательств. В каждом случае возможно объяснить ту или иную конфигурацию также заимствованием из предшествовавших западноевропейских карт, из какого-либо описания путешествия, или сводки, оказавшей влияние на картографа. Поэтому лучше воздержаться от такого метода доказательств.

 

Но те выводы, к которым я пришел на основании изучения названий Гренландии на картах XV и XVI вв., можно считать неизмеримо более доказательными и принять их как основу для суждения о влиянии письма и карты Мюнцера на картографию Западной Европы.

 

 

 

 Смотрите также:

 

Морская карта как подготовительный этап в работе над Историей...

Олаусу Магнусу помогли карты многочисленных рукописей и изданий «Космографии» Птолемея, карты Фра Мауро, Клавдия Клавуса (Клауссона
«Морская карта» 1539 г. явилась первым известием Олауса Магнуса о возможности плавания вокруг Скандинавии на Восток.

 

изгнание из Швеции, способствовал составлению исторических...

Карта Олауса Магнуса и комментарии к ней дают важные сведения о странах бассейна Балтийского моря, в частности Скандинавии. Особенно интересны в этом отношении немецкий и итальянский комментарии...

 

Олаус Магнус История северных народов. Книги по истории

Глава 1. Олаус Магнус и его труды в западноевропейской историографии. Глава 2. Жизненный и творческий путь Олауса Магнуса. Глава 3. «Морская карта» как подготовительный этап в работе над «Историей северных народов».

 

Издательская деятельность Олауса Магнуса

В конце XVI в. «Морская карта» Олауса Магнуса была известна гораздо меньше, чем «История северных народов», на долгое время ставшая
Рисунки морских чудовищ для карты и для книги он заимствовал из первого издания «Космографии> Клавдия Птолемея 1482 г.27.

 

Изучение культурных связей Русского государства и стран...

Они содержат ценные сведения о Русском государстве, странах бассейна Балтийского моря, Скандинавии и Кольском полуострове.
Тем самым Олаус Магнус по-новому решил проблему нанесения Скандинавского полуострова на географическую карту.

 

Олаус Магнус и его труды в западноевропейской историографии

Бреннер впервые дал описание и характеристику подлинной карты Олауса Магнуса и показал ее отличие от карты базельского издания «Истории северных народов» 1567...

 

Жизненный и творческий путь Олауса Магнуса

Путь папской миссии пролегал по самым северным областям Скандинавии, по районам, неизвестным европейцам.
По имеющимся сведениям, здесь же Олаус Магнус приступил к работе над «Морской картой».

 

Скандинавские Руны для гадания (карты)

Скандинавские Руны для гадания (карты). Руны – это магические и алфавитные знаки, которые высекали на камнях, вырезали из дерева. Рунами украшали различные предметы быта, одежду, посуду, оружие, писали заклинания над входом в дом – одним словом...