Русские поморы на Шпицбергене в 15 веке

 

Книги и путешествия Мюнцера

 

 

Кто же такой Монетариус-Мюнцер

 

Немецкий врач, житель Нюрнберга Хиероним) с Мюн- цер подписывался в своих латинских письмах и статьях, а иногда и в немецких, Иероним Монетариус, переводя по обычаю Возрождения свою фамилию на латинский язык Чаще фамилия его писалась Munzer, но встречаются и на писания Miintzer и Miinzmeister («чеканщик монеты»); в упоминаниях о Мюнцере встречается даже латинское прозвище montanus, что придает уже совсем другой смысл фами \ии («гощМ»).

 

Мюнцер привлек к себе внимание исследователей в середине прошлого века, когда Ф Кунстманн — немецкий ученый, занимавшийся историей открытия Америки,— опубликовал большую статью о нем в изданиях Баварской Академии наук (Kunstmann, 1854) Статья эга содержала, кроме биографии Мюнцера. краткое изложение его латинской рукописи — дневника путешествия 1494 г. в Испанию, Португалию и Францию и латинский текст приложенной к этой рукописи сводки Мюнцера о плаваниях португальцев к берегам Западной Африки.

 

Но особенный интерес к Мюнцеру вызвало его письмо Жуану II, широкое использование которого началось лишь на рубеже XIX и XX вв., особенно в полемике об источнике космографических идей Колумба. Так, антиколумбисты пытались использовать письмо Мюнцера для доказательства утверждения, что истинным инициатором и источником сведений о пути в Катай через Атлантический океан был М. Бехайм. К этому мы вернемся ниже.

 

В начале нашего века немецкие историки собрали новые сведения о жизни Мюнцера. Особенно плодотворными оказались исследования крупнейшего знатока истории открытия Америки и картографии той эпохи I Ъзефа Фишера Он чувствовал особую симпатию к Мюнцеру как к земляку: оба они родились в Фельдкирхе в Форальсберге — горном районе, ныне входящем в состав Западной Австрии. Фишер потратил много времени, чтобы отыскать на родине Мюнцера и в Баварии докул!енты, содержащие сведения о его жизни. Между прочим, он обнаружил список 76 книг, подаренных Мюнцером библиотеке Св. Николая в Фельд- кирхе (ныне исчезнувших), и установил ряд других интересных фактов.

 

Й. Фишер, католический патер, с 1881 по 1929 г. препо- давате \ь географии и истории в католической гимназии в Фельдкирхе, опубликовал в 1916—1919 гг. в местных провинциальных изданиях ряд статей о резу льтатах поисков документов о Мюнцере (Fischer, 1916, 1919).

 

Не менее Ценными были исследования венского историка Е. П. Гольдшмидта, который в 1914—1917 гг. занимался изучением собраний инкунабул в частных библиотеках Австрии с целью составления их полного описания. В июле 1916 г. он работал в библиотеке замка Никольсбург князей Дитрихштейн в Моравии (Чехословакия). Эта библиотека заключала более 600 инкунабул, ранее весьма поверхностно и неточно описанных. Изучая их, Гольдшмидт с изумлением отметил, что большое количество этих первопечатных книг происходит из библиотеки Мюнцера и многие из них носят его пометки о времени покупки или его замечания на полях. Путем тщательного изучения ученый установил, что 165 статей и книг и 7 рукописей (переплетенные примерно в сотню переплетов) библиотеки замка принадлежали Мюнцеру.

 

Гольдшмидт использсвал заметки на книгах Мюнцера для пополнения его биографии и издал ее в 1938 г вместе с подробным описанием всех книг мюнцеровской библиотеки, включив в свой каталог и список утерянных 76 книг, пожертвованных Мюнцером в библиотеку Фельдкирха. Это наиболее полная и подробная биография Мюнцера (Gold- schrridt, 1938). Отдельные статьи о «ем были опубликованы А. Руландом и В. Лохнером (Ruland, 1854, 1856, 1860).

 

В 1934 г., как видно из предисловия Гольдшмидта, эта замечательная библиотека, в которой, кроме книг Мюнцера, хранились главным образом книги его зятя Иеронима Хольцшуэра, была распоодана с аукциона в Швейцарии и рассеялась «по всем ветрам».

Книга Гольдшмидта и статьи Фишера отсутствуют в библиотеках СССР. Только в конце 1961 г. и в начале 1962 г. я смог получить по межбиблиотечному обмену эти издания, которые Государс ггенная библиотека ГДР по просьбе Библиотеки Академии наук СССР выписала для меня из библиотеки Университета в Галле. Следовательно, только к 1962 г. я получил полное представление о жизни Мюнцера.

 

Мюнцер родился в 1437 г. в бедной бюргерской семье. Об этом он так записал в 1507 г. в своей «Книге заметок», часть которой сохранилась в архиве Германского музея в Нюрнберге (Fromann, 1879): «Людвиг Мюнцер, мой брат, и я, д-р Иероним Мюнцер прожили с самой юности 46 лет в бедности».

 

Неизвестно, какое образование получил Мюнцер в юности. В 1464 г. он при поддержке «богочестивых людей» отправился учиться в Лейпцигский университет. В 1466 г. DH получил степень бакалавра, в 1470 г.— магистра гуманитарных наук.

 

В течение четырех лет Мюнцер преподавал в Лейпциг- ском университете «свободные науки» (artes liberales), т. е. гуманитарные науки. Здесь он усвоил первые основы гуманистическою образования эпохи Возрождения; здесь же начал покупать книги — первое зерно его будущей со хид- ной по тому времени библиотеки.

 

В 1474 г. Мюнцер вернулся на родину, в Фельдкирх, где пробовал, довольно неудачно, заняться преподачанием. К счастью, ему удалось два года спустя уехать в Италию, в Павию, по-видимому, в качестве воспитателя молодого богатого нюрнбергского патриция. Два года провел Мюнцер I Павии и получил здесь степень доктора медицины.

Павия по сравнению, например, с Падуей и другими университетскими городами Италии, предстазляла собой захолустный город I эльдшмидт приводит письмо знакомого Мюнцера студента Сикста Тухера, в котором, в частности, отмечается, что «учение в Павии дешевле, роскошь платья меньше и требования ректората гораздо меньше». Зато в Павии бездействуют городские власти и «ночью никто не может перейти даже от дома к дому —- так много в этом городе разбойников и убийц».

 

Уже в Павии Мюнцер приобретал много книг, чтобы увезти их с собой в Нюрнберг. В книге Аристотеля «О животных», изданной в Венеции в 1476 г., на форзаце он написал: «В рождество 1476 г. в последние дни декабрч пайщики нашей вечеринки занимались различными играми... и розыгрышами, в результате которых я получил эту превосходную книгу».

 

Мюнцер отмечает в этой записи, что университет покровительствует студентам германской нации, занимающимся в Панин.

 

Из Павии Мюнцер вернулся в Германию, но теперь уже в Нюрнберг — большой торговый город, лежащий на путях из Германии в Италию. Здесь он мог найти более надежный заработок, чел1 в маленьком Фельдкирхе. Вероятно, ему помогли и Тетцель и другие его нюрнбергские знакомые, ибо уже 16 мая 1478 г. городской совет Нюрнберга разрешил докторзл! Иерониму Мюнцеру и Иоганну Финку врачебную практику, а в 1-179 г. поручил им составить заключение: не опасен ли для здоровья новый способ приготовления вина (путем его насыщения серой). Записки Мюн- цера и Финка сохранил для потомства Хартманн Шедель, нюрнбергский гуманист, о которол1 чы еще будем говорить. Заключение Мюнцера переполнено цитатами из знамени тых медицинских произведений Галена, Авиценны, Авер- роэса, Плиния, Маймонида, Серапиона и многих других и особенно из Аристотеля. Мюнцер приходит к выводу, что огненная природа серы нарушает «г)моры» человеческого тела и поэтому примесь ее в вине вредна

29 февраля 1480 г. Мюнцер, внеся 10 гу льденов, приобретает права нюрнбергского бюргера. Теперь он уже прочно осел в Нюрнберге. 3 июля Мюнцер женится на девушке из хорошей бюргерской семьи Доротее, дочери Ъ льриха Киффхабера. Вскор^он обзаводится собственным домом.

 

В 1483 г. в Германии вспыхнула эпидемия чумы. Городской совет Нюрнберга обратился к врачал! с просьбой указать средства, способствующие предохранению люден от заражения. Врачи — братья Шедель (Герман и Хартл1анн), Иоган Крамер и Иероним Мюнцер, собравшись на консилиум, составили записку, копию которой заботливый Хартманн Шедель также сохранил в своих документах. Врачи писали «Во-первых, все светила медицины советуют бежать своеврел1енно из города или местности, где свирепствует чума, у ехать пода льше и затем медленно возвращаться обратно, ожидая, пока ядовитый воздух хорошо очистится». Тем, кто не может бежать, врачи рекомендуют держать в чистоте комнаты, принимать противочумные пилюли, конфеты, порошки и питье против чумы, которые изготовляют аптекари.

 

Но Мюнцер, очевидно, не верил в эти лекарства и, несмотря на официальный пост городского врача, 12 сентября бежал в Италию (где, по-видимому, чума началась позже).

Однако в эту «медицинскую» поездку он не взя\ ни жену, ни маленькую дочь!

О поездке Мюнцера в Италию в 1483—1484 гг. мы знаем лишь из небольшой записи в предисловии к дневнику его последующего путешествия, которое состоялось в 1494 г. Б ней перечисляются итальянские города, которые посетил Мюнцер. Из Фельдкирха он перевалил через Альпы, побывал в Северной Италии, в Риме и даже в Неаполе. По словам Мюнцера, он слышал «мужей ученейших» и видел «святые места, государственные учреждения, памятники древности, плодородие почвы, красоту городов, зрелища, которые можно назвать райскими». Он перешел обратно через Альпы к истокам Рейна и 24 января 1484 г. вернулся в Нюрнберг «здоров и невредим, и нашел жену и семью и весь мой дом в целости».

 

Мюнцер купил в Италии ряд книг, и по надписям в них мы знаем, в каких гостиницах он останавливался в Милане и в Риме, где покупал книги. Его библиотека после этой поездки значительно увеличилась.

 

Некоторые Заметки на полях принадлежавших Мюнцеру книг характеризуют его отношение к интимным сторонам жизни. Весьма любопытны его заметки на полях тома Овидия. Эту книгу, как отметил в конце ее Мюнцер, он читал «в течение трех месяцев во время ночных бдений» и закончил чтение 12 марта 1483 г.

 

15 сентября 1484 г. Мюнцер опять 'ехал из Нюрнберга. Он отправился вниз по Ре^ну до Кельна, на минеральные воды Эмса и Висбадена и к Св. Серватиусу в Мастрих- те, покровителю больных чумой. Правда, эта поездка была недолгой — она длилась всего 18 дней, и о ней стало ив- вестно нам минь после cicpvm лезных архивных исследований биографов.

 

Как я уже говорил, о Мюнцере вообще узнали только после опубликования Кунстманном сокращенного изложения дневников его третьего большого пу тешаствня.

Снова вмешалась чума — и верный своим медицинским предписаниям 2 августа 1494 г. Мюнцер опять бежит из Нюрнберга. С ним в этот раз едут богатые сыновья купцов, знающие французский и ита \ьянский языки — нюрн- бержцы Каспар Фишер и Николай Волькенштейн и Антон Херварт из Авсбурга.

 

Мюнцер не стремился в отдаленные, дикие страны, неизвестные европейцам; его привлекали культурные государства Европы, описание которых он недавно составлял для «Хроники» Шеделя. Он хотел своими глазами увидеть города и деревни Испании, Португалии, Франции, Бельгии, знаменитые здания, церкви и памятники, посетить библиотеки, поговорить с выдающимися государственными людьми и учеными, ознакомиться с, занятиями населения, с земледелием и торговлей.

 

Хотя Мюнцер затратил на поездку восемь с половине месяцев, его «туристический план» был необыкновенно насыщен— так много хотел он увидать. Даже в больших городах он задерживался недолго — в Париже он пробыл всего четверо суток, в Лиссабоне — шесть. Сначала при посещении достопримечательностей Мюнцера сопровождают его молодые спутники, и он постоянно записывал: «мы поднялись на башню» и т. п., но во второй половине рукописи все чаше мелькает: «я поднялся», Я виде \». Очевидно, молодые люди насыти \ись лицезрением дворцов и церквей.

 

Путешествие совершалось, по-видимому, верхом или в повозках, а иногда на лодках по рекам — точных указаний в рлкописи нет. Оно проходило не очень спокойно: два раза, в Монпелье и Тортосе. п\ гники должны были бежать от чумы; какая-то страшная эпидемия заставила нх объехать Каор (Франция). Постоянно приходилось опасаться нападений дорожных грабителей и разбойников. Между Сара- госсой н Памплоно! Мюнцер >знал, что в королевстве На- варра началась междоусобица, и нанял трех солдат, которые провели путников по тропинкам контрабандистов через горы Из за морских пиратов кюрнбержцы не решились предпринять переезд через Ламанш в Англию, намечавшийся вначале. Мюнцер проеха л из Нюрнберга через Швейцарию (Берн — Лозанна), посетил Лион, пересек Южную Францию и 17 сентября в Перпиньяне, принадлежавшем тогда Испании, вступил на испанскую землю. В Барселоне куда он попал через четыре дня, его приняли король Фердинанд и королева Изабелла. На приеме Мюнцер произнес на латинском языке ученую речь, в которой восхвалял правителей Испании за недавние их знаменитые во всей Европе достижения: завоевание Гренады, последнего оплота мавров в ;пании, и открытие в предыдущем год* морского пути через Атлантический океан.

Через Валенсию и Гренаду Мюнцер направ1 ся в Португалию и 12 ноября достиг древней столицы — города Эвора Здесь он был представлен портл га льскому королю Й\уану И, которого очень заинтересовали географические рассказы Мюнцера. Король четыре раза приглашал его на обед и в разговорах с ним, в частности о космографии, провел восемь часов, причем, как замечает Мюнцер, «остальные должны были молчать».

 

Из Эворы Мюнцер проехал в Лиссабон, i де прожил шесть дней у тестя Михаила Бе^айма, губернатора островов Фаял и Пико, йодока Хл ртера '. Отсюда он вернулся в Испанию — в Мадрид, затем, проехав в королевство Наварру, перевалил через Пиренеи на север. Побывав в Тулузе и Орлеане, 9 марта Мюнцер приехал в «знаменитый, достославный» Париж. Здесь его внимание привлек университет. Уже в Ту \узе и Ор\еане он отметил большое количество студентов, занимающихся изучением юриспруденции и медицины, но Парижский университет поразил Мюнцера числом учащихся. В 90 университетских коллегиях города учились 15 000 студентов, из них не менее 9000 иностранцев.

Как врач Мюнцер интересовался состоянием медицинского дела, аптеками и госпиталями. Между прочим, он отмечает, что «изумительная и знаменитая» больница св. Людовика в Париже в течение одного только года «пропустила» на тот свет 14 000 больных чумой.

Эти поразительные цифры дают возможность современному читателю не только понять значение Парижа как центра учености XV в., но получить представление о санитарных условиях того времени.

 

Из Парижа Мюнцер направился во Фландрию и затем вверх по Рейну — домой через Западную Германию. 11о дороге он отмечает особенно крупное значение, как международных торговых центров Антверпена, Брюгге и Франкфурта. 15 апреля Мюнцер вернулся в Нюрнберг и нашел в добром здравии жену и всех домашних.

 

Особую ценность придает запискам Мюнцера приложенный к ним обзор «Об открытии инфантом Генрихом португальским Приморской и Западной Африки, то есть Гвинеи». Этот очерк был составлен на основании сведений, собранных Мюнцером в Португалии — в Эворе и Лиссабоне, где он познакомился с людьми, хорошо знавшими побережье Африки и острова. Много интересного он узнал также из разговоров с королем Жуаном II, который был хорошо осведомлен об истории португальских плаваний. Мюнцер даже озаглавил один из параграфов «Слова короля Жуана II, короля Португалии, об острове св. Фомы».

 

Латинскии текст очерка был издан в 1854 г Кунстман- ном. Последний указывает, что при небольшом количестве источников, которые можно использовать для истории португальских плаваний, очерк Мюнцера, несмотря на его ошибки, является очень важным.

 

Мюнцер отметил в своей записной книге, что свадьба дочери была пышная и что «свадебные расходы на одежду, пирушки и прочее достигли 600 гульденов».

Хольцшуэр впоследствии наследовал библиотеку Мюнцера, сильно ее приумножил, создав уника льное собрание книг XIV-—XV вв.

 

В конце своей жизни Мюнцер стал состоятельным человеком, чем в значительной степени был обязан удачным торговым операциям своего брата Людвига.

 

В 1505 г. Мюнцер после 25 лет брака потерял свою жену Доротею. О ее жизни мы знаем только из краткого упоминания в письмах к Цельтису и из надписи на ее могиле, сохраненной в бумагах Хартманна Шеделя.

 

27 августа 1508 г. Мюнцер скончался. Надгробную надпись (на латинском языке) на его могиле на кладбище св. Зебальда сохранил Шедель (вероятно, он сам и сочинил ее):

«Могила Иеронима Монетариуса, мужа честнейшего, доктора философии и медицины, светлейшей пал!яти и благочестивейшего. Он был превосходный наставник друзеч и любезен ко всем людям; не только богатых удостаивал он советами и поучениями, но и нуждающимся оказывэ \ безвозмездную помощь и, сверх того, снабжал их деньгами. Он видел много людей и обычаев и городов и объездил всю материковую Европу. И оставив по себе великую печаль, покинул он жизнь и дела в год господа тысяча пятьсот восьмой, в двадцать седьмой день августа».

 

А. Рейманн в монографии, посвященной выдающейся семье гуманистов Нюрнберга Пиркгеймерам, пишет о Мюнцере: «...Мюнцер был во всяком случае одним из интереснейших членов в кругу нюрнбергских гуманисток — он оживлял и воодушевлял других» (Reimann, 1944).

 

 

 

 Смотрите также:

 

Лютер. Мюнцер организовал тайный Союз избранных

Оглавление книги.
Под влиянием Мюнцера часть анабаптистов перешла к революционной деятельности; их подвергали жестоким преследованиям, и анабаптизм был объявлен вне закона.

 

Описание путешествия в Московию. Адам Олеарий

...шел священник в богослужебной ризе, неся обеими руками деревянный крест длиною с пядень; он пел вместе с мальчиком, несшим за ним книгу.
Этот трубач по окончании персидского путешествия был сам в Москве, куда он поступил на великокняжескую службу, гнусным...

 

АВАНТЮРИСТЫ 18 ВЕКА - БЕНИОВСКИЙ. Записка о бунте...

Старинные книги и журналы. Журнал «Русский Архив». Репринты старинных книг.

 

Начало Реформации в Германии положил профессор...

По мнению Энгельса, политическая программа Мюнцера была близка к коммунизму. "Под царством божьим, — писал Энгельс, — Мюнцер понимал не что иное
К содержанию книги: Истор