Русские поморы на Шпицбергене в 15 веке

 

Письмо Мюнцера португальскому королю Жуану 2

 

 

Теперь, познакомившись с Мюнцером и некоторыми из ближайших к нему нюрнбергских географов конца XV в., мы можем перейти к его письму от 14 июля 1493 г. Сначала мы прочитаем внимательно текст письма, а потом, в следующих главах, займемся рядом вопросом, связанных с ним (почему оно было написано? какова дальнейшая судьба письма?) и изучим более глубоко фразу, касающуюся Шпицбергена.

 

Как я уже указывал, письмо Мюнцера стало известно сначала в португальском переводе, изданном в начале XVI в. В начале ,нс шего века в Мюнхене в одной из инкунабул библиотеки Хартманна Шеделя была обнаружена копия латинского оригинала, переписанная Шеделем (Stau- ber, 1908). К сожалению, этот отрывок заключает только первую половину письма. Так как латинский оригинал до сих пор не был как следует использован при переводах писем Мюнцера, я даю первую часть письма в своем переводе, отредактированном для настоящей книги А. Н. Егу- новым, которому я чрезвычайно признателен за помощь.

 

Перевод с португальского на русский преамбулы и второй половины письма сделан мною с параллельным сравнением имеющихся переводов на английский, французский и немецкий; последний, наиболее точный (Grauert, 1908), выполнен с мюнхенского издания, в то время как английский и французский, менее точные (Harrisse, 1892; Ra- \enstein, 1908; Vignaud, 1911), сделаны с эворского экземп ляра. Собственные имена я оставляю в той форме, в какой они даны в соответствующем оригинале, а поэтому в латинской и португальской частях они имеют разную транскрипцию. В прямых скобках указана современная транскрипция названий, а также вставлены некоторые необходимые пояснения.

 

1.         С португальского

«Письмо, которое послах Хиеронилю Монетарио немецкий доктор из города Норумберга в Германии, светлейшему королю дону Жуану Второму португальскому об открытии моря, океана и провинции великого хана Катая, переведенное с латинского на [португальский] язык магистром Альваро да Торре, магистром теологии ордена святого Доминика, проповедником сказанного сеньора короля».

 

2.         С латинского

«Светлейшему и непобедимейшему Иоанну [Жуану], королю Португалии, Алгарбии и приморской Мавритании, первооткрывателю островов Мадейры и Счастливых, Катерид Азорских, Иероним Монетариус, доктор медицины, немец, свидетельствует свое нижайшее почтение. Так как ты в настоящее время унаследовал славу дяди твоего, светлейшего инфанта Генриха, потому что ты не щадил ни труда, ни издержек для открытия круга земного; своей деятельностью ты сделал своими данниками моря Эфиопии и Генеи [Гвинеи] и приморские народы вплоть до тропика Козерога, чтобы они платили тебе дань своими товарами, как-то: золотом, райскими зернами, перцем, рыбами и прочим; эти предприятия снискали тебе похвалу и бессмертную славу и сверх того величайшие выгоды; нет сомнения, что в скором времени эфиопы, как бы звери в человеческом образе и чуждые богопочитания, твоими стараниями совлекут с себя свое зверство и обратятся к соблюдению католической религии. Принимая это во внимание, непобедимейший король римский Максимилиан, по матери португалец, выразил желание при помощи моего, хотя и неискусного письма пригласить твое величество отыскать восточную богатейшую страну Катая. Ведь признают Аристотель в конце второй [книги] о небе и точно также Сенека в пятой [книге] «Natural™» и точно также Петрус де Элиако [Аллиако], ученейший [муж] своего времени, и весьма многие другие преславные мужи признают, повторяю, что начало обитаемого Востока находится достаточно близко от конца обитаемого Запада. Признаком этого являются слоны, которые обильны в обоих этих местах; также тростник [бамбук], который буря [течение?] приносит с восточной стороны к берегам Азорских островов. Точно также бесконечны, так сказать, и весьма на- дежьы доказательства, на основании которых наглядно выясняется, что в немного дней можно проплыть через это море к Восточному Катаю. И пусть тебя не смущает А ль фраганус и другие невежды, которые считают, что только одна четвертая часть земли не покрыта морем и на три свои части земля залита морем. Ведь в делах, относящихся к населенности земли, более доверия надо иметь к опыту и к достоверным сообщениям, чем к фантастическим выдумкам. I ^о ты знаешь, что весьма многие...»

 

3. С португальского

«Так как ты хорошо знаешь, что многие выдающиеся астрономы отрицают, чтобы какая-либо обитаемая земля могла находиться в тропиках и равноденственной [зоне]. Что эти утверждения напрасны и ложны, ты ясно доказал своим опытом. Нет сомнения, что не земля простирается ниже моря, а напротив, море погружено. К этому надо добавить ее [земли] шарообразность. Ты имеешь в изобилии средства и богатства и опытнейших моряков, которые сами желают приобрести бессмертие и славу. О, какой славы ты достигнешь, если сделаешь известным твоему Западу обитаемый Восток и какую выгоду даст тебе торговля, ибо ты сделаешь острова Востока своими данниками, и удивленные короли не раз будут легко подчиняться твоему господству. Тебя уже восхваляют как великого государя немцы, итальянцы, руссы, поляки, скифы и те, которые живут под суровой звездой арктического полюса, так же, как [восхваляют] и великого герцога Московии, ибо немного лет тему назад под суровостью сказанной звезды недавно открыт большой остров Груланда, берег которого тянется на 300 легуа и на котором находится ве личайшее поселение людей под сказанным господством сказанного сеньора герцога. Но если ты закончишь эту экспедицию, тебя восхвалят как бога или как второго Геркулеса, и если ты захочешь, ты можешь иметь для этого пути в качестве спутника, посланного нашим королем Максимилианом специально для этого дела сеньора Мартина богемского и других многих опытных моряков, которые, начав свой путь от Азорских островов, переплывут ширину моря при помощи своего искусства, квадранта, цилиндра астролябии и других инструментов. И ни холод, ни зной не будет им мешать, они проплывут к восточному берегу бо льшей частью при очень умеренной температуре воздуха и моря.

Обильны и бесчисленны причины, по которым твое величество может быть прославлено. Но пусть пришпоривает выгода того, кто бежит. И гы сам таков, что со своей опытностью изучаешь до конца все де\а, и поэтому писать много об этом деле — значит мешать достигнуть це\и тому, кто бежит. Всемогущий пусть да поддержит тебя в твоем намерении, и когда путь через море будет закончен твоими рыцарями, ты будешь прослав \ен бессмертием. Будь здоров. Из Нумберга, города в Верхней Германии, 14 июля, спасения [нашего] тысяча четыреста девяносто третий год».

 

Эго письмо, хотя и вполне ясное по замыслу, требует все же некоторых объяснении.

Переводчик письма Альваро да Торре, или А льваро де \а Тьерра, являлся выдающимся церковнылг проповедником, но Kpoxie этого перевода письма Мюнцера о его письменных произведениях известно только, что он сочинил (или лишь перевел) трактат о создании мира.

В титуле короля Жуана II Мюнцер перечисляет Алгар- бию (современную Алгарви), южную провинцию Португалии, которая с VIII по XIII в. была во владении арабов (отсюда ее название Ал-габри или Ал-гарви, что значит «запад»); в 1250 г. при Альфонсе III, короле Португалии, она была отвоевана у мавров, и в 1253 г. слова «король Алгарбии» вошли в титул португальского короля.

 

 

Довольно сложно для объяснения название «Счастливые острова» (Fortunatorum, Fortunatae insula), или, как у нас и в зарубежной литературе переводят неправильно, «Острова блаженных». Впервые эти острова появляются у древних авторов — в не дошедших до нас трудах Статия Себозуса в начале I в до н. э. (судя по цитате Плиния). Более точно указывает их как название Канарских островов Юба—историк-нумидиец и вслед за ним повторяют Плиний и Птоломей (Bunbury, 1959).

 

Во времена Мюнцера это название применялось обычно как синоним всей группы Канарских островов или только двух из них, так как последние особенно отличались богатством своей флооы и обилием плодов. Мы знаем об этом названии и из «Лусиад» Камоэнса: в пятой песне (8 строфа) он упоминает, что Васко да Гама прошел мимо Канарских островов, носяших название «Счастливых». Что еще важнее, сам Мюнцер в своей сводке о плаваниях португальцев вдоль западного побережья Африки также упоминает об этой синонимике (Kunstmann, 1854). Но до XV в. это название применялось иногда и к другил1 островам. На глобусе Бехайма явно ошибочная надпись: «Острова Зеленого мыса, или Острова счастливых». Эту ошибку в XVI в. повторил и Барруш.

Более спорно название «Катериды». В этом письме оно несомненно относится к Азорским островам, так как в той же сводке Мюнцера, о которой я только что упоминал, страницей раньше мы находим фразу: «Острова Азорские, которые некогда, как думают, назывались Катериды».

 

Подтверждением этого чтения является латинская надпись, сделанная в 1519 г., как мы указывали, сыном Бехайма на верхнем ободе люстры, которую он соорудил в церкви св. Екатерины: «Иоанна, дочь капитана Португальского королевства, островов Азорских, Катерид, начальника Новой Фландрии» (Ghillany, 1853)- Бехайм на своем глобусе также помешает название «Кагериды» у Азорских островов.

 

Вероятно, Катериды — искаженное Мюнцером название Касситериды, которое появилось еще в классической древности. Страбон упоминает эти острова в связи с портом Гадесом (Испания), откуда ведется торговля с Кас- ситеридами, жители которых производили олово. Полонии Мела, описывая Галлию, также говорит об этих островах, где добывают олово. Плиний связывает их с Испанией, а Птоломей, вероятно, по традиции римских и греческих географов, помещает их у берегов Испании, вблизи мыса Финистерре (Bunhury, 1959). Но, по-видимому, сведения о производстве олова на этих ос гровах относились в действительности к каким-то островам Британии, и поэтому позже это название приурочивали к островам Силли или к самой Британии. Во времена Мюнцера название это связывали с Азорскими и даже Канарскими островалш.

 

Альваро да Торре не стал разбираться, что это за Катериды, а перевел просто: «Островов Счастливых Канар ских, Мадейры и Азорских». Историки, переводившие письмо Мюнцера с португальского текста (уже после опубликования латинского отрывка), сохранили эту ошибку Торре. В переводе Торре есть еще ряд мелких ошибок, которые указаны в моей статье 1961 г. Король Жуан II, конечно, не являлся первооткрывателем этих островов — это грубая лесть Мюнцера. Большая их часть была известна уже в древнем мире и открыта финикийцами, плававшими из Карфагена и Кадиса вдоль западных берегов Африки и Европы, а позже и греческими мореплавателями. Но и португальцы открыли их вновь задолго до правления Жуана II. Так, Мадейру они посетили в 1420 г. Острова Азсрские были известны в Западной Европе в XIV Е. Впервые их посетили португальцы в 1427—1431 гг Канарские острова были вновь открыты португальцами в 1341 г.

 

 

Первые два открытия сделали экспедиции, снаряженные португальским принцем Генрихом (1394—1460), который бы\ прозван «мореплавателем». В 1456 г. его же экспедиция открыла острова Зеленого мыса.

 

Этого принца, дядю Жуана II, Мюнцер и ставит в пример последнему.

 

Далее Мюнцер вкратце перечисляет достижения португальских экспедиций при Жуане II: завоевание африканского побережья вплоть до тропика Козерога (до которого дошел Диогу Кан в 1484—1486 гг.), но почему-то ничего не говорит об экспедиции Бартоломеу Диаша, обогнувшего мыс Доброй Надежды в 1487 г. Мюнцер указывает, что эти путешествия принесли величайшие выгоды: из Гвинеи привозят золото, перец, рабов и «райские зерна». Последнее название обозначает перец, вывозившийся с побережья Малагетты (Либерия); он назывался также «перец Малагетты» (Amomum Malaguetta), или «гвинейские зерна».

 

После дифирамбов следует главная часть письма — предложение короля римского Максимилиана I (он сделался римским императором несколько позже, после смерти своего отца Фридриха III, последовавшей 19 августа 1493 г ). Эту часть письма Торре или издатели сборника несколько сократили: они выпустили фразы: «по матери португалец» и «при помощи моего, хотя и неискусного письма», видимо, считая их лишними для читателя. То, что мать Максимилиана I Леонора являлась родной сестрой отца Жуана II португальского короля Альфонса V, было и так широко известно, но почел1У-то издатели не хотели напоминать о близком родстве Жуана II с чужеземным монархом. Принижение достоинства автора письма, по-видимому, также не входило в задачи издателей.

Далее следует научное оЬоснование большого протяже ния известной тогда Ойкумены и доказательства небо ль- шор ширины западного океана. Мюнцер ссылается здесь на авторитет древних и средневековых классиков: на широко известное место из второй книги Аристотеля «О небе» (в португальском переводе сочинение это названо «О небе и земле», так как в половине XV в. книга Аристотеля издавалась под такил! названием), на пятую книгу Сенеки «Ad Lucilium naturalium questionem libri» (.«Послание Люцилию о вопросах естественной истории»), на очень популярную тогда книгу «Картина Мира» (Imago Mundi) Петра Аллиака, или Пьера д'Айли (1380—1420), известного французского кардинала, знаменитого теолога и географа, доктора Парижского университета, папского легата в Германии, «орла французских докторов». Мюнцер старается опровергнуть мнение другого древнего географа, Альфрагануса, о том, что поверхность суши ма ла, а океан очень велик. Альфраганус — это средневековое искажение имени узбекского астронома и математика IX в. Абу ль- Аббас-Ахмед бин Мухаммед бин Катир Фергани. Он был астрономом калифа багдадского Аль-Мамуна и написал «Начала астрономии». Это широко известное в средине века в Европе и переведенное на латинский в XV в. сочинение было впервые напечатано в 1493 г. в Ферраре.

 

Латинский текст обрывается на половине фразы, и Шедель дальше приписал: «Не полно, далее не найдено».

 

Португальский перевод второй половины письма может, конечно, заключать какие-либо ошибки или сокращения по сравнению с латинским. Но, как можно видеть из первой половины, А-ььаро да Торре все же близко придерживался подлинника.

Вопрос о том, что лежит выше — суша или море, интересовал многих средневековых географов (Grauert, 190С) Мюнцер присоединяется к более правильной гипотезе

Мюнцер перечисляет, какие выгоды и какую с лаву приобретет Жуан II в случае успеха предлагаелюй Максимилианом I экспедиции в Катай. Здесь и встав лена, в виде иллюстрации, фраза о Московии и Грулачде. Мюнцер : рельщает Жуана II примером герцога Московии (т. е. Ивана III), который прославился открытием в полярной области большого острова Груланда.

 

Перечисление навигационных инстру ментов, которое дает далее Мюнцер, очень интересно: он говорит о высоком искусстве португа льских мореплавателей и уполшнает квадрант, цилиндр и астролябию. Квадрант и астролябия в это время уже применялись португа льцами. Что касается цилиндра, то ни один из комментаторов письма Мюнцера не объяснил, что это за прибор. Мне удалось начту в большой биографии Региомонтана, написанной Э. Циннером, указание, что в XV в. в Германии быт известен особый тип солнечных часов, называвшихся по-латыни cybndrum а в немецком переводе — Saulchensonnenuhr (цилиндрлче- ские солнечные часы). Писал о них и Рсгиолюнтан в 1469 г., и, следовательно, о них должен был знать и Мюнцер.

 

Вероятно, именно этот прибор и имел в виду Мюнцер, и вряд ли нужно стараться отнести название «цилиндр» к солнечному кольцу (одно из изобретений Региомонтана) или даже к посоху Иакова.

 

Касаясь плавания в Катай, надо отл1етить, что слово calma, которое мы переводим как «зной», в португа льском языке может иметь также значение «штиль». Но первое его значение ближе к смыслу фразы.

 

Заканчивая письмо, Мюнцер подчеркивает, что проектируемая экспедиция будет выполнена силами португальцев («твоими рыцарями» — teus caualleiros), следовательно, участие Римской империи выразится только идейной помощью и тем, что поедет Бехайм. Мюнцер как бы не хочет оказывать давление на Жуана II — выгоды и слава экспедиции так велики, что сам король 'пожелает ее организовать.

 

Письмо Мюнцера — очень искусное послание, не затрагивающее национальной гордости португальцев: и Максимилиан — наполовину португалец, и Бехайм прожил столько лет в Португалии, и слава португальцев-навигаторов всеми признана, и еще выше слава Жуана II как организатора экспедиций, открывших острова Атлантики, и мудрого монарха!

Хотя Мюнцер был достаточно сведуш в вопоосах географии, о которых говорилось в письме, но ближайшее участие в его составлении несомненно поинимал Бехайм; характеристика заслуг Жуана II и португальских мореходов принадлежит, вероятно, ему. Мюнцер же скорее всего обосновал теоретическую часть письма, касающуюся географии и истории. Возможно, что в этом принимал участие и Хартманн Шедель.

 

 

 

 Смотрите также:

 

ЖУАН Король Португалии из Брагансекой династии правивший...

После смерти Педро II Жуан заключил мир с Испанией и больше не.
французскому и поражал своей роскошью. Самое г орячее внимание король уделял.
На этот португальский Эскуриал в.

 

ПЕДРО 1 Император Бразилии в 1822 - 1831 гг. КорольПортугалии...

конституцию, а в 1825 г. король Жуан признал независимость Бразилии.
горячность, с которой Педро относился к португальским событиям. Боялись, как. бы он, сделавшись королем Португалии, не объединил опять оба государства В.

 

ЖУАН II Король Португалии из Бургундской династии правивший...

Жуан еще при жизни отца долгие годы правил государством. Он имел. величавую наружность и при не очень высоком росте отличался большой.
Все его земли отошли к казне. В 1484 г. был раскрыт заговор вельмож, собиравшихся убить короля. Жуан.